Первомайская правда

Мы не навязываем свое мнение,
мы хотим, чтобы о нем знали

Итоги 2019-го: «Дело Голунова» вернуло на улицу «рассерженных горожан»

фото: Reuters

На Цветном бульваре в Москве 6 июня полицейские задержали корреспондента интернет-издания Meduza Ивана Голунова. Из его кармана якобы было изъято некое вещество явно противозаконного свойства. Дома у Голунова была вроде бы как обнаружена настоящая фабрика по производству этого вещества. По версии правоохранителей, однозначно наркотического.

Похожие мизансцены обычно лежат в основе большого числа дел по ст. 228.1 Уголовного кодекса. Если не случается каких-то коррупционных проявлений, то дальше обычно следует признание подозреваемого. После чего гражданин, получивший вместо, например, восемь лет лишения свободы всего лишь три-четыре, быстро отбывает в колонию. Попавшие под такой каток люди редко решаются на борьбу, а еще реже побеждают. Но Голунов выбрал эту дорогу, видимо, в силу профессионального опыта. И прошел ее до выхода на волю он тоже благодаря причастности к журналистской корпорации. Ведь в ней он не просто числился представителем либеральной колонны, а как репортер-расследователь состоял в передовом отряде борцов с режимом.

8 июня на суде по мере пресечения Голунова не оставили в СИЗО, а отправили под домашний арест. Его издание объявило: задержание – это месть чиновников за неприятные публикации. С 7 июня в центре Москвы сотни людей выстраивались в очереди на одиночные пикеты – и среди них было немало известных персон. А по российским и зарубежным СМИ и, конечно, соцсетям пошла волна корпоративного гнева. Апофеозом стал выход 10 июня трех газет с шапкой «Я/Мы Иван Голунов».

Правдивость обвинений подвергли сомнению и те работники медиасферы, которых оппозиционные расследователи обзывают кремлевскими пропагандистами. И именно 10 июня омбудсмен Татьяна Москалькова доложила главе государства о подозрительных обстоятельствах «дела Голунова». Поскольку на встречу с президентом невозможно забежать по дороге, стало ясно, что все это выглядит как какое-то согласованное мероприятие.

Так что 11 июня экспертиза показала несовместимость таких явлений, как Голунов и наркотики, а электронный браслет с его ноги тут же был снят. 13 июня по представлению главы МВД президент уволил ряд высокопоставленных полицейских, а менее высокие чины стали фигурантами расследования, которое, впрочем, до сих пор не закончилось потому, что, похоже, и не начиналось.

Развал дела подставил инициативную группу «Марша в защиту Голунова» по столичным бульварам 12 июня. Часть организаторов настаивала, что шествие будет уже в защиту всех, кого осуждают неправедно. Другие предлагали не спорить с властями, которые на марш согласия не дали. В результате несанкционированная акция 12 июня собрала то ли 1 тыс., то ли 3 тыс. человек. По количеству же задержанных данные сильно разошлись: от 200 с небольшим до 500 с лишним человек.

После чего корпоративная солидарность либеральных журналистов и кремлевских пропагандистов закончилась. Первые стали ликовать, что власть не выдержала давления гражданского общества, а вторые – уверять, что власть всегда реагирует на явную несправедливость.

И на марше 12 июня уже был задержан Алексей Навальный, а в толпе были замечены предвыборные плакаты несогласных – это была тренировка к предвыборным протестам. При этом, похоже, «дело Голунова» во многом предопределило и жесткое администрирование выборов, и несанкционированные протесты, и скорое уголовное дело. Власти после небольшого шага назад надо было показать, что дальше продавливать ее не удастся. Оппозиция же пыталась нащупать пределы этой стойкости, поднимая ставки и получая ответное повышение.

«Московское дело» поэтому и было возбуждено по ст. 212 о массовых беспорядках, когда стало ясно, что нет обратной дороги – скажем, регистрации отдельных оппозиционеров. На это уже не готовы были идти и сами несогласные. Однако небольшая отдушина для выпуска перегретого общественного пара все-таки была оставлена. Она открывалась не каждый раз, а когда громкость корпоративного протеста против несправедливости начинала перекрывать в целом невнятный гул общей массы «рассерженных горожан».

Поэтому, видимо, и не случилось посадки актера Павла Устинова, за которого массово вступились братья по цеху, а к ним подтянулись врачи, учителя, священники, программисты и юристы, определявшие себя в первую очередь таким образом. Похожая реакция власти была и в эпизоде студента ВШЭ Егора Жукова. Он также получил условное осуждение благодаря прежде всего солидарности со стороны вузовского лобби. И даже начинающий рэпер Самариддин Раджабов отделался лишь виртуальным штрафом из-за активизации модных музыкантов. Тем же, кому не повезло оказаться частью какого-то сплоченного или легкого на подъем сословия, пришлось отправиться в колонию.

Источник: http://www.ng.ru/itog/2019-12-30/1_7763_itog02.html

Уважаемые читатели! Если вы стали очевидцем интересного события, хотите сообщить нам важную новость или просто поделиться информацией – пишите нам на электронную почту Pelentsoff60@yandex.ru

просмотров: 59 || 21.01.2020
Всего комментариев: 0
avatar
Информация о сайте

Бесплатные объявления:

Материалов за текущий период нет.

Добавить объявление бесплатно

Материалов за текущий период нет.
4 января 2020 года в пгт Первомайское
Всего ответов: 15
опрос по эффективности впласти пгт Первомайское
Всего ответов: 46

Опрос населения
с целью разработки Стратегического плана развития Первомайского района до 2030 года

Какими, по вашему мнению, преимуществами обладает Первомайский район?
Всего ответов: 131
Что, по вашему мнению, следует рассматривать в качестве приоритетов развития района?
Всего ответов: 146