Первомайская правда

Мы не навязываем свое мнение,
мы хотим, чтобы о нем знали

Как ялтинский социальный юрист выкинула дядю Леню на помойку

82-летний Алексей Грякалов из Ялты по рекомендации местных чиновников обратился к социальному юристу за оформлением наследства – и очнулся на улице. Его квартира, где он прожил почти 40 лет, оказалась «завещанной». Наследница продала жилплощадь сразу после вступления в наследство. А соцюрист, рекомендованный администрацией Ялты, присутствовала на сделке в интересах покупателя и лично выселяла деда из квартиры.

Алексей Грякалов приехал в Ялту из Луганска в 1945 году, сразу после войны, в 9-летнем возрасте. Отец его погиб, мальчик остался с мамой, в Крым семья переехала по приглашению родного дяди Алексея. После учебы мужчина устроился в троллейбусный парк электриком, и проработал там 45 лет – с 1953 по 1998 годы.

До недавнего времени Алексей жил в скромной квартире по улице Винодела Егорова в Массандре с гражданской женой Екатериной. Он любил театр, где бывал сотни раз, коллекционировал пластинки...

Но недавно супруга умерла. Мужчина обратился к социальному юристу, чтобы доказать свое право на жилплощадь – и оказался в сарае.

Смерть жены и знакомство с юристом
Знакомые и друзья называют Алексея Грякалова ласково — дядя Леня. Он рассказывает о себе простыми короткими фразами, доверчиво глядя на мир больными от старости глазами.

У дяди Лени была большая любовь. Он прожил вместе с понравившейся женщиной 45 лет. Супруга Екатерина Борисенко была старше Алексея на 10 лет. За почти полвека пара так и не оформила отношения официально. Алексей и Екатерина жили в гражданском браке, в квартире, которую жена и ее родная сестра получали как репрессированные. Прописки в квартире супруги у дяди Лени тоже не было, хотя на ул. Винодела Егорова он переехал еще в 1980 году. «Я был подкаблучником у жены», - так объясняет Грякалов отсутствие матримониального официоза.

Никто из соседей даже не думал, что по бумагам супруги друг другу никто, ведь в последние годы Екатерина Леонтьевна тяжело болела, не вставала с кровати, а дядя Леня неустанно ухаживал за лежачей. Старикам помогали и местные соцработники.

Советские времена. Алексей Грякалов с гражданской женой Екатериной Борисенко. Фото из архива Алексея Грякалова

29 января 2018 года 91-летняя Екатерина Борисенко скончалась. Алексей Грякалов тяжело переживал смерть супруги, жаловался родным, что на душе у него теперь очень плохо. С большими сложностями он похоронил гражданскую жену. Все хлопоты вышли в 23 тысячи рублей, которые старик самостоятельно оплатил.

Когда Грякалов немного пришел в себя, понял, что нужно как-то решать вопрос с квартирой – ведь он не был там прописан, и в официальном браке с хозяйкой квартиры не состоял. Дядя Леня обратился за советом в Массандровский территориальный орган администрации Ялты (бывший поссовет). Там ему предложили воспользоваться услугами частного юриста, который от фирмы «Старгород» два часа в неделю дает бесплатные консультации в массандровском территориальном органе. Так Алексей Грякалов познакомился с Людмилой Быковой из Новопсковского района Луганской области, занимающейся юридической практикой в Ялте по украинскому паспорту.

Людмила расположила к себе старика. Дядя Леня оформил на нее нотариальную доверенность на представление его интересов в деле о наследстве. Грякалову предстояло доказать, что он прожил в гражданском браке с Екатериной Борисенко 45 лет, вместе с ней проживал в квартире на ул. Винодела Егорова с 1980 года, а значит, имеет право на долю в квартире. Юрист пообещала помочь. По словам дедушки, Быкова попросила его подписать более 10 различных документов кроме доверенности, которые он подмахнул, даже не читая.

Шло время, дело о наследстве не продвигалось. В июле 2018 года в истории внезапно появилась 47-летняя Оксана Леписа из Харьковской области, племянница умершей Борисенко. По словам соседей, при жизни Екатерины Леонтьевны, племянница ее судьбой не интересовалась, в гости приезжала очень давно и всего два раза, никак не помогала тете, когда та стала лежачей больной.

«Племянница приезжала еще при СССР, - говорит Алексей Грякалов. – Больше я не помню. В 2010 и 2011 годах приезжала сестра жены, последний раз они разругались, и потом больше никто и никогда не приезжал. На похоронах племянницы не было. Эта Леписа никогда ничем не помогала моей жене. Наоборот, моя жена давала деньги племянникам на операцию для их матери».

После появления племянницы Борисенко, юрист Быкова переметнулась на сторону конкурентки в споре за наследство и стала представлять интересы Оксаны Леписы.

«Племянниц на самом деле три, - объясняет «Примечаниям» соседка Грякалова Людмила Трухчаева. - Оксана Леписа позвонила дяде Лене договориться о встрече. Юрист Быкова сказала, что без нее Грякалову с родственниками нельзя встречаться. Потом я спросила у дяди Лени о чем они разговаривали, а он говорит: «Меня выставили за дверь и я не присутствовал при разговоре Быковой и родственников». Потом Оксана, еще не вступив еще в наследство, предлагала Грякалову выкупить квартиру за 1 млн рублей».

Пока Грякалов наивно ждал помощи от Быковой, истекли полгода после смерти гражданской жены дяди Лени. Нотариус прекратил принимать претензии по наследству и закрыл дело. Племянница умершей Оксана Леписа получила целиком все наследство в виде квартиры. И тут же перепродала ее некоему Александру Грибу за 2,6 млн рублей.

Оказалось, что у Оксаны есть завещание от Екатерины Борисенко, составленное более 10 лет назад. О нем Грякалов ничего не знает, мало того, утверждает, что супруга при жизни неоднократно говорила, что не собирается никому свое имущество завещать. Дядя Леня считает, что завещание может быть поддельным. Но как это доказать?

«Когда умерла Борисенко, дядя Леня звонил племянницам 20 раз, но они не захотели приехать проститься с родственницей, - говорит соседка Грякалова Людмила Трухачева. – Однако по вопросу завещания они приезжали несколько раз. При этом ни разу не попросили Грякалова показать могилу тети».

Вот такие бойцы силой выдворили 82-летнего старика из квартиры

Силовое выселение и жизнь в грязном углу
Сразу после купли-продажи социальный юрист Быкова в сопровождении крепких мужчин приехала в квартиру, где жил Грякалов. Несмотря на протесты соседей, старика выгнали из квартиры, выкинули его вещи на улицу, после чего погрузили в машину и свезли во двор заброшенного здания на ул. Сеченова 5-а.

По словам дяди Лени, во время выселения исчезли его деньги (свыше 10 тысяч рублей) и документы, которые лежали в специальной сумке. По-видимому, те же люди обворовали Грякалова и несколько дней спустя уже по новому адресу.  «Уже тут, где я сейчас живу, меня снова обворовали. Пропали паспорт и 17 тысяч рублей», - жалуется Алексей Грякалов.

Теперь дядя Леня живет у своего брата-инвалида, лежачего старика, обитающего в сарае, расположенном чуть выше магазина «ПУД» на Октябре, между улицами Киевская и Московская. От времянки исходит невыносимый смрад. Возле сарая свален мусор – зимой этим мусором топят печку, чтобы не умереть от холода. Даже минимальных условий для жизни человека, тем более пожилого, тут нет.

В эту полусгнившую деревянную вонючую лачугу выселили старика из Массандры

Именно тут мы с ним встретились. Дядя Леня примерил новые туфли, которые принесла ему соседка по Массандре Ирина Чернецова, и отдал ей в стирку рубашки. Старик просит помочь ему забрать вещи, которые юрист Быкова и крепкие мужики вывезли во двор частного дома по ул. Сеченова. И жалуется, что «лихие люди пытаются вертеть им, как хотят».

«Она [Быкова] хочет вывезти меня куда-то на улицу Мухина и поселить к какой-то 90-летней бабушке», - сетует Алексей Грякалов.

Луганский юрист из фонда ветеранов КГБ
Офис юриста Быковой расположен в торце ялтинского автовокзала. Судя по рекламе, занимается контора всем – от поиска жилья посуточно и транспортных перевозок до решения земельных вопросов и помощи в получении гражданства (напомним, вопросы гражданства решает исключительно государство).

Впечатляет количество услуг из разных сфер, которые предлагает юрист Быкова

Людмила Быкова выходит из двери своего офиса на 30 минут позже, чем была назначена встреча с «Примечаниями». Судя по ее внешнему виду, она ночевала на работе и только что проснулась (по телефону ее помощник объяснил опоздание тем, что Людмила задерживается на выезде). Юрист закуривает сигарету, просит журналиста подождать, приглашает клиентку из Фороса и бросает той в сердцах :«Из-за жалоб по деду из Массандры, всю работу мне заср…и».

По офису, который, судя по всему, является и жильем, снуют просыпающиеся люди, варят кофе, стреляют друг у друга сигареты, прибирают помещение после ночевки. Видно, что юрист является вожаком этой разношерстной компании.

Наконец Быкова соглашается ответить на вопросы. Начинает с того, что ее контора «Старгород» пришла в Ялту с целью оказывать правовую помощь социально незащищенным гражданам, жителям, у которых есть проблемные вопросы.

«Наш генеральный директор Михаил Калинин из Москвы, занимается благотворительностью, есть фонд, - говорит Людмила Быкова. - Они как бывшие работники КГБ помогают детям в рамках ветеранской организации КГБ. Наша организация в Ялте является филиалом московской фирмы. Нам с вопросами звонило много бабушек и дедушек».

Быкова объясняет, что ее фирма вышла на контакт с администрациями Ялты и Алушты и предложила бесплатную юридическую помощь. Администрация Ялты работу согласовала.

«Занимаемся этим с декабря [2017 года] по настоящее время, - говорит Людмила Быкова. - Статистика работы ведется. За год проконсультировано 890 человек. Консультации могут быть разовые – например по наследству. Работает на авторитет. Оказываем юридическую помощь неграмотному и грамотному населению».

Конкретные успехи тоже есть. «Удалось помочь жителям Фороса, на участках которых пытались построить многоэтажные здания», - говорит Быкова.

Юрист Людмила Быкова

Быкова признает, что ее офис работает по классической схеме: первая консультация бесплатная(чтобы войти в доверие к клиенту), остальные – на коммерческой основе. По словам юриста, в случае платных услуг с клиентами заключаются договоры. 

Юрист и старик
Юрист Быкова говорит, что Алексей Грякалов узнал телефон их фирмы в Массандровском поссовете, после чего пришел на прием в офис.

«Пришел вместе со [своей соседкой] Трухачевой Людмилой по поводу вступления в наследство, - вспоминает Людмила Быкова. - Они хотели через суд доказать, что Грякалов и Борисенко были гражданскими супругами. Я им объяснила, что шансов в суде очень мало. Если хотите туда обращаться – соберите пакет документов. Кроме того, нужно выяснить, есть ли наследники, когда они вступали в наследство. Потом позвонила Трухачева и сказала, что у нее возможности собирать документы нет, что она «не будет с Алексеем Семеновичем ходить, позориться из-за его запаха».

Быкова утверждает, что Грякалов ей пожаловался, что одному все делать тяжело и попросил помощи. По словам юриста, та спросила разрешения помочь бесплатно у директора фирмы Калинина, и, получив одобрение, занялась историей дела.

«Мы пошли, написали заявление о наследовании у нотариуса, - говорит Людмила Быкова. - Нотариус сделал запрос, были ли завещания на территории Крыма. Пришел ответ, что до 2010 года завещаний не было. Алексей Семенович мне сам рассказал, что жена отказывалась писать завещания, потому что квартира выдавалась ей с сестрой как репрессированным. Но так как сестра перепрописалась на Украине, то Екатерина Борисенко приватизировала квартиру одна».

Однако как только юрист понимает, что мы хорошо знакомы с деталями дела и знаем, что квартира отошла наследнице именно по завещанию, которого «до 2010 года не было», она тут же меняет тон разговора и бросается защищать вторую сторону наследного спора.

«Изначально все знали, что квартира будет принадлежать племяннице. – повышает голос Людмила Быкова. - Он [Грякалов] не имел права претендовать на эту квартиру, потому что есть завещание. Потому что Борисенко написала завещание в 2006 году. Произошла проверка подлинности завещания полицией».

«Так есть документ, подтверждающий подлинность?» - спрашиваем у Быковой в лоб. Документа нет, признает юрист, и экспертизы завещания не было. «Никто не собирался платить за независимую экспертизу за Алексея Семеновича из личного кармана», - отрезает Быкова.

Юрист, вызвавшаяся представлять интересы 82-летнего пенсионера в деле о наследстве, на имя которой он подписал ряд бумаг и оформил нотариальную доверенность, вдруг в открытую признает, что, по ее мнению, дело изначально было провальным. Так зачем же она за него бралась?

«Я объяснила Алексею Семеновичу, что так как он не прописан и не зарегистрирован на жилплощади, не зарегистрирован в браке, то он не имеет никакой доли в квартире», - кипятится Быкова.

И тут же переходит к подробностям личной жизни Грякалова и Борисенко, видимо, думая, что «грязное белье» откроет журналисту глаза на ее бывшего «социального клиента». «Есть факты того, что бабушка закрывалась в квартире дедушкой.  Дедушка забирал у брата инвалида пенсию 18 тысяч. Если брату нужны были деньги, дедушка заставлял его идти просить милостыню», - заявляет Быкова.

Соседи Грякалова говорят, что он ни разу в жизни не обидел свою Екатерину. Кроме того, мы были у брата Алексея Грякалова, он не встает с кровати, себя не обслуживает, как он может просить милостыню? Но юрист настаивает на своем: ходит, просит, а заставляет его делать это именно Алексей Грякалов.

Но даже если это так, какое отношение образ жизни брата имеет к делу о наследовании квартиры? Ведь по законодательству РФ сожительство уже давно приравнено к официальному браку, в том числе и для того, чтобы супруги могли через суд решить вопросы с наследством. Все, что требовалось от юриста, – это подать гражданский иск о признании отношений Алексея Грякалова и Екатерины Борисенко, коим в течение 45 лет были свидетелями все друзья и соседи, законными с точки зрения государства. И тогда мужчина мог бы стать наследником первой очереди.

Алексей Грякалов и его лежачий брат-инвалид в дурно пахнущей лачуге

Однако, познакомившись с наследницей, на руках у которой было завещание, юрист отказалась от идеи обращаться с суд, пояснив клиенту, что дело заведомо проигрышное.

 «Приехали наследники, показали завещание, - говорит Людмила Быкова. - Я сказала дедушке, что нужно оплатить госпошлину и подать иск в суд. Квартиру оценили в 1 миллион 800 тысяч рублей. Это имущественный спор, пошлина 17200 рублей. Грякалов спросил, какие шансы, я ему сказала: нулевые. Грякалов мне сказал, что ему квартира не нужна, я ему предложила встречаться с наследниками. Наследники показали отказ от наследства, который Грякалов написал в 2006 году».

И вроде объяснения Быковой звучат складно, но в них есть масса противоречий. И ответ за запрос о наличии завещаний — лишь одно из них. Быкова то утверждает, что Грякалов пришел к ней для того, чтобы с помощью юриста получить право на наследование жилплощали. То начинает уверять, что дед сам заявил, что квартира ему не нужна, и даже написал отказ от наследства. Но на все попытки задать уточняющие вопросы, Быкова реагирует агрессивно и предъявлять подтверждающие ее слова документы отказывается.

«Этот дедушка умнее нас с вами! - нападает она на бывшего клиента и его соседей. - Он работал начальником охраны Ливадийского дворца. Он прикидывается и разговаривает «не так». Хотите – идите через суд доказывайте, что у дедушки есть шансы. У дедушки официальный представитель Трухачева, которая эту квартиру хотела. Я ей сказала, что отдаю ей дело. Потому что я не собираюсь платить госпошлину за дедушку. Я и так потратила деньги, 5 тысяч рублей, на то, чтобы оценить квартиру. Мне эти 5 тысяч никто не вернул».

Однако соседи прямо говорят, что Быкова обманывала дядю Леню. «Быкова говорила дяде Лене и нам, что 20 июля будет суд по установлению факта совместного проживания в браке, - рассказывает соседка Грякалова Людмила Трухачева. - Но ничего не произошло. Тогда мы посмотрели в реестре суда – таких дел нет. Мы пошли в суд и выяснили: никто заявления не подавал. Потребовали у Быковой вернуть деду деньги и документы, та сказала, что выйдет замуж, потом все отдаст. Документы она вернула после того, как в документах на квартиру появился штамп, что племянница Леписа вступила в наследство. Доверенность не отдала по сей день».

Юрист и новый хозяин квартиры
Через полгода после смерти Борисенко нотариус в соответствии с законом закрыл наследственное дело. Сразу после этого племянница, заполучившая квартиру, продает ее некоему Александру Грибу.

В разговоре с «Примечаниями» Быкова мастерски уходит от вопросов по делу о наследстве, продолжая настаивать, что с Грякаловым дальние родственники его жены обошлись справедливо, ведь он был ей плохим мужем.

«Вы мне тут бред рассказываете, - огрызается Людмила Быкова на попытки задать вопросы о продаже квартиры и выселении Грякалова. - Если бы они [племянница и сестра покойной] два раза приезжали, на них бы не написали завещание. Я видела купу писем, в которых она [Борисенко] откликается(?) на то, что Алексей Семенович над ней издевается».

И опять: ни копий писем, ни других документов.

Зато Быкова вдруг оказывается весьма осведомленной в том, как строились финансовые взаимоотношения внутри большой и недружной семьи. «У деда были собранные вместе с Екатериной Леонтьевной деньги, - делится юрист с журналистами. - Она писала племянникам: вы дайте деду дожить, но пусть он выплатит эту сумму. Племянники сказали деду, что готовы за половину суммы продать ему квартиру».

«Второй раз племянники приехали 29 июля, - продолжает юрист. - Вызвали меня и дедушку. Предложили ему выкупить квартиру, напомнили, что согласно письмам Екатерины Борисенко, у дедушки на счетах было 200 тысяч гривен, которые перевели в рубли – стало 850 тысяч рублей. Дед сказал, что у него денег нет».

Юрист возмущена тем, что соседи не дали ей без шума выселить дядю Леню.

Вот тут жил Грякалов с гражданской женой. При выселении его вещи бесцеремонно выкинули на улицу, потом вывезли во двор заброшенного дома

« [Соседка Грякалова] Трухачева устроила «кипеш», - жалуется Быкова. - Позвонила в СМИ, устроила цир в поселке, кричала, что рейдерски захватывают квартиру. Мне позвонили покупатели и наследники, попросили присутствовать, чтобы не было кровопролития. Мы пошли к начальнику милиции, вызвали дедушку, объяснили ему все права. Дедушка знал об этом [выселении] еще с 2006 года».

От прямого вопроса, почему именно она, социальный юрист, в компании крепких мужчин, приезжала выселять Грякалова из квартиры, Быкова уходит снова и снова.

И тут выясняется, что она имеет отношение и к сделке купли-продажи квартиры. Неожиданно Быкова сама признается: все три участника дела о наследстве — дедушка, племянница его жены с завещанием и будущий покупатель спорной квартиры – выбрали ее поверенным лицом. Так юрист стала представителем противоборствующих сторон, но никакого конфликта она в этом не видит.

«Меня попросили присутствовать при договоре купли продажи, при выселении деда, так как я знала всю эту ситуацию, – говорит Людмила Быкова. – Я помогала всем. У меня была доверенность от наследников, от Гриба. Тут нет конфликта интересов: дед сказал, что знает, что ему нужно выселяться».

По какому праву частный юрист, а не судебные приставы, занимались выселением деда, Быкова не поясняет. Выходит, «представители по доверенности» могут вышвырнуть на пожилого человека на улицу, а его вещи — увезти в частное домовладение, и им ничего за это не будет. Соседи Грякалова уверены: действия Быковой и новых владельцев содержат признаки статьи 330 УК РФ «Самоуправство». По этому факту уже направлено обращение в ялтинскую прокуратуру.

«Это вообще бред! Грякалов двуличный человек», - парирует обвинения Людмила Быкова.

Интересно, что для работы юрист Быкова использует украинский паспорт (его реквизиты фигурируют в доверенностях), что странно для человека, официально оказывающего правовую помощь по договору с администрацией Ялты.

«По какому гражданству, и как я работаю, не имеет отношения к делу, - утверждает Быкова. - У меня и российский паспорт есть. Потому я и работаю».

Черные риэлторы и полиция
Сегодня Алексей Грякалов продолжает ютиться в грязной лачуге у магазина «ПУД». Соседи дяди Лени, которых юрист Быкова обвиняет в притязаниях на квартиру, продолжают его проведывать. Приносят еду, постиранную одежду.

«За последнее время Быкова несколько раз приезжала, показывала людям квартиру, в которой раньше жил Грякалов, – сказала «Примечаниям» соседка Грякалова по Массандре Людмила Трухачева. – Привлекла маклеров для продажи квартиры, не афишируя этот процесс в объявлениях. Видимо торопится быстрее ее перепродать».

Есть в этом деле и еще один странный момент. Полиция ОП «Массандровский» отказалась принимать заявление Алексея Грякалова по поводу самоуправства и кражи личных вещей во время выселения. Однако этот же отдел полиции принял заявление от нового хозяина квартиры Александра Гриба. В нем г-н Гриб утверждает, что Грякалов и Трухачева проникли в его квартиру и завладели денежными средствами в сумме 100 000 рублей и похитили строительные материалы на сумму 50 тысяч рублей.

В ответ на сомнительные обвинения Грякалов и его бывшие соседи подали ряд коллективных обращений в прокуратуру. Ответ пришел недавно. Соседка Грякалова по Массандре Людмила Трухачева сообщила «Примечаниям», что обращение по Грякалову передано в УМВД по городу Ялте с требованием провести проверку на предмет наличия состава преступления по статьям 159 и 330 УК РФ, «Мошенничество» и «Самоуправство» соответственно.

В администрации Ялты «Примечаниям» сказали, что других жалоб от пожилых людей на юриста Быкову к ним пока не поступало. Пообещали разобраться в истории и постараться помочь Грякалову.

Независимые юристы, опрошенные «Примечаниями» считают, что действия социального юриста Быковой нуждаются в проверке со стороны компетентных органов на предмет противоправных действий в отношении 82-летнего Грякалова.

«Можно подать заявление в полицию о том, что в действиях Быковой и неустановленного круга лиц усматривается состав преступления «мошенничество» по ч. 4 159 УК РФ в особо крупном размере, - считает адвокат Алексей Ладин. - В таком случае полиция обязана будет провести проверку по ст. 144-145 УК РФ. Есть вероятность, что полиция откажет, так как это тяжелая для доказательства статья. Но отказ можно будет обжаловать и отменить через суд».

Также есть перспектива доказать законность прав дедушки на долю в квартире умершей гражданской жены, уверен Ладин. Но это дорогостоящая юридическая работа. Откуда на нее деньги у старика, которого подкармливают и обстирывают соседи по старой квартире?

«Добросовестный юрист в такой ситуации в первую очередь должна была выйти в суд для признания юридического факта брачных отношений, - объясняет Ладин. – В случае положительного решения суда, у Грякалова появились бы шансы. Сейчас у дедушки единственный шанс – идти в суд и признавать завещание недействительным. Но время упущено, пока дела будут рассматриваться, квартиру, вероятно, постараются несколько раз перепродать».

Поэтому за сделками по квартире нужно следить, считает юрист. «Нужно следить через открытую базу Росреестра за перепродажами квартиры, при обнаружении информации о регистрации очередной сделки предупреждать новых покупателей о споре за квартиру», - говорит Ладин. Тогда у 82-летнего старика будет шанс хоть что-то доказать.

«Примечания» будут следить за дальнейшей судьбой Алексея Грякалова.

Евгений Гайворонский

Источник: https://primechaniya.ru/home/news/sentyabr-2018/kak-yaltinskij-socialnyj-yurist-vykinula-dyadyu-lenyu-na-pomojku/

Уважаемые читатели! Если вы стали очевидцем интересного события, хотите сообщить нам важную новость или просто поделиться информацией – пишите нам на электронную почту Pelentsoff60@yandex.ru

просмотров: 248 || 25.09.2018
Всего комментариев: 0
avatar
Информация о сайте

Опрос населения
с целью разработки Стратегического плана развития Первомайского района до 2030 года

Как вы считаете, что мешает улучшению жизни в Первомайском районе?
Всего ответов: 54
Какими, по вашему мнению, преимуществами обладает Первомайский район?
Всего ответов: 36
Что, по вашему мнению, следует рассматривать в качестве приоритетов развития района?
Всего ответов: 47
Поддерживаете ли вы инициативу правительства РФ о повышении пенсионного возраста?
Всего ответов: 144
Опрос по поводу обращения депутатов Первомайского сельского совета о запрете сельхозярмарки в центре
Всего ответов: 109