Первомайская правда

Мы не навязываем свое мнение,
мы хотим, чтобы о нем знали

<-- назад

Медсестер-"рабынь" заперли на изоляцию в морге с трупами

Здание морга, где находится изолятор для врачей, которые контактировали с ковидными пациентами.

Громкий скандал разразился в Башкирии на фоне пандемии. Две медсестры Архангельской центральной районной больницы обратились в прокуратуру после того, как руководство ведомства отправило их на изоляцию в бокс, который находился в здании морга. Это история о человеческой чёрствости и безразличии. Мы хотим, чтобы ее услышали чиновники, которые утверждают, что в здании морга – вполне сносные условия для изоляции медиков, которые контактировали с больными.

Аниса Рахматуллина и Анна Гарабурда давно в медицине. Эти смелые женщины не скрывают свои фамилии, должности, место работы. И только за это они уже заслуживают особого уважения.

Аниса Рахматуллина - медсестра высшей категории, 32 года работает в больнице.

Анна Гарабурда в медицине с 1983 года. Закончила Симферопольское медучилище им. Ульянова. Долгое время трудилась в Крыму. Работала в тубдиспансере, в военном санатории, в реанимации, в хирургическом отделении. В 1999 году переехала в Башкирию.

Село Архангельское находится в 100 км от Уфы. Здесь находится Архангельская ЦРБ, руководители которой додумались оборудовать изолятор в здании морга для врачей, контактировавших с больными коронавирусом.

Открываем сайт больницы. Графа: вакансии. В стационар требуются врачи абсолютно всех специальностей, в том числе и медсестры.

Фотографии на сайте - загляденье. Внешне - образцовая больница. Но что стоит за этими красивыми картинками?

«Кварцевые лампы можно сдавать в музей»

10 апреля в больнице открыли провизорный госпиталь на 14 коек, куда определяли пациентов с подозрениями на COVID-19 - с лихорадкой, пневмонией, кашлем. Ранее в корпусе размещался дневной стационар поликлиники.

До пандемии медсестры Аниса Рахматуллина и Анна Гарабурда работали в психотерапевтическом отделении (ПТО). Их отделение временно закрыли. Пациентов распустили по домам, часть сотрудников отправили на больничный, часть ушли в отпуск.

Вскоре сотрудников ПТО отозвали обратно для работы в провизорном госпитале.

Анна Гарабурда: «С ковидом мы начали работать с нуля. Все организовывали в спешке. Прошли онлайн-курсы и приступили. В больнице поначалу ничего не было. Выдали одноразовые костюмы, маски шили сами из марли. Благо, пациенты с COVID-19 тогда еще не поступали, не успели заразиться. 28 апреля в стационар должна была нагрянуть проверка. Накануне нам выдали три костюма – один отдали врачу и два разделили на пять медсестер и уборщиц».

Аниса Рахматуллина: «Костюмы, очки, «экраны» сотрудники надели. Но проверка почему-то к нам не зашла. Медсестры целый день парились в костюмах. В отделении стояла жуткая жара, вентиляцию перекрыли, наверное, чтобы вирус не летал. Комиссия уехала, СИЗы нам оставили».

Анна: «Отделение было не приспособлено под работу с ковидными пациентами. Здесь даже помыться оказалось негде. После жалобы одной пациентки душ установили. Правда, он еле функционировал. Сам корпус на «красную» и «чистую» зону не разделили. Комнаты отдыха для медсестер не выделили. Мы принесли из дома электроплитку, чайники. Поначалу нам давали одноразовую посуду, потом и она закончилась».

Аниса: «Аппаратов ИВЛ в отделении нет. Кислородных масок тоже. На всю больницу приходится два ИВЛ – один стоит в реанимационном корпусе, второй – в оперблоке. Если у пациента из нашего отделения случится острая дыхательная недостаточность, не сможем помочь. Мы интересовались, зачем этот корпус отдали под больных с коронавирусом, если ничего нет? Нам отвечали: «Работайте, не ваше это дело».

Анна: «Видели бы вы наши кварцевые лампы. Это музейные экспонаты. К нам еще до эпидемии приезжали с проверками, но никто бактерицидные лампы не проверял, а у них ведь имеются сроки годности. Зачем тогда нужны эти проверяющие органы? В мае поступило распоряжение, что мы работаем без санитарок. Я попыталась возразить, мол, на мне куча анализов, документацию надо заполнять. И в ответ: «Ничего, справитесь». Так и работали. Постепенно адаптировались».   

«На вас наденут наручники, охранять будет Росгвардия»

Аниса: «Наше провизорное отделение для ковидных больных рассчитано на 12 мест. Пациентов с подозрениями поступало немного. Народ лечились, через 14 дней благополучно выписывались.

9 мая госпитализировали очередных двоих пациентов. 14 мая я заступила на смену. Состояние этих двоих ухудшалось - сатурация падала, температура не снижалась. Оповестила лечащего врача. Терапевт принял решение госпитализировать больных в другие стационары, где есть аппараты ИВЛ и кислородные маски. На «скорой» одного отправили в Уфу, другого в поселок Чишмы. Моя смена заканчивалась. Я засобиралась домой.

Вдруг звонит старшая медсестра: «У вашего пациента, которого отправили в другой госпиталь, положительный анализ, так что вы остаетесь в больнице на карантине, домой вам нельзя. Помойте и продезинфицируйте отделение и отправляйтесь в изолятор». Охраннику поступила команда: никого не выпускать и не впускать».

Анна: «В тот день было мое ночное дежурство. Вечером я пришла сменить напарницу. Узнала, что нас собираются запереть на карантин в больнице. Связались с инфекционистом, она разрешила изолироваться в провизорном отделении, где на тот момент не осталось ни одного пациента.

Но старшая медсестра настояла на своем: «После обработки в помещении находится нельзя, для вас созданы все условия в специзоляторе. Отправляйтесь туда». Мы знали, что изолятор находится в здании морга. И, честно говоря, боялась там ночевать. Попросились отправить нас в психотерапевтическое отделение, где работали до эпидемии. Тем более оно пустовало. Его вроде оставили как раз под временное общежитие для сотрудников госпиталя, которые работали вахтовым методом.

Мы связались с главврачом. Она кричала в трубку: «Как это вы не пойдете в изолятор? Для вас там созданы все условия. Вы там должны 15 дней жить и оттуда ходить на работу вдвоем со сменщицей». Понеслись угрозы в наш адрес: «Если вы ослушайтесь, мы вас отведем в наручниках и вызовем Росгвардию». Меня будто обухом по голове ударили. Я не могла поверить своим ушам, что нас силой хотят поместить в здание морга. Растерялась».

Аниса: «Мы плакали, просились отставить в провизорном отделении хотя бы до утра. Но главврач настояла на своем. Что нам оставалось? Согласились. Убрали отделение, костюмы замочили, а вот душ не приняли, он не работал. На улице нас ждала охрана. До изолятора идти 300 метров, но, чтобы мы не сбежали, нас доставили до дверей морга на машине и под конвоем».

 

Наверху - Аниса Рахматуллина, внизу - Анна Гарабурда.

 

«Ночью молились»

Здание морга представляет из себя одноэтажный барак. В одной половине помещения хранились тела, в другой - бактериологическая лаборатория, которую переоборудовали под временный изолятор на 5 человек.

Аниса: «Зашли внутрь. На окнах - ржавые решетки. В палате - кровати с железными пружинками. Затхлый запах сырости и резко ударил в нос. Я на запах остро реагирую, у меня раскалывалась голова, стало тошнить.

Вряд ли в морге тщательно убираются и проводят дезинфекцию. Воды с собой не взяли. Наверное, руководство думало, что мы попьем из-под крана. Ни кружек, ни чайников, ни электроплиток – ничего из приборов. Помыть руки было нечем, даже кусочка мыла не нашлось. Горячей воды тоже не было. Стояла емкость с дезинфицирующим средством, им обработали руки. Никаких лекарств, препаратов не выдали. Даже давление измерить не могли. И здесь нам предлагали прожить две недели».

Анна: «Охранники предупредили, что запрут нас снаружи. Это приказ главного, на случай, чтобы мы не сбежали. У меня случилась истерика. Мы что, в тюрьме? А если случится пожар? На окнах решетки, мы заперты, так и угореть недолго. Ключи отказалась отдавать.

Я стала писать в наш медицинский чат коллегам - куда же вы нас определи, Анису тошнит здесь. Мне ответили: «Терпите, что вы жалуетесь». Звонила старшей медсестре. Она не отвечала.  С нами поговорил только начмед: «Потерпите до утра, вы ведь контактировали с ковидными пациентами». И мы стали терпеть. Никуда больше не звонили. Двое охранников всю ночь караулили нас в машине».

Аниса: «Стемнело. Пошел дождь. Было страшно. После полуночи мне казалось, что за стеной кто-то стонет, разговаривает, скрипит дверь. «Давай начнем молиться», - обратилась я к напарнице. Мы разошлись по комнатам. Я - мусульманка, Аня - православная. Каждый молился по-своему.

Анна: «Может кому-то наши молитвы показались бы смешными, но нам тогда было не до смеха. Уснуть не получалось. До пяти утра не сомкнули глаз. Всю ночь сидели и тряслись. Немного прикорнули, когда стало светать. В 7 утра нам позвонили: «Ну что, как спали?». Представляете, спросили, как мы спали? Будто нас в санаторий отправили. Позже принесли завтрак. Мы отказались. Подташнивало, ничего не лезло, ком в горле стоял». 

«Тикай, пока не передумали»

Утром женщин под конвоем сопроводили обратно в отделение. Медсестры связались с руководством. Попросили освободить их. После долгих уговоров, одну из пленниц - Анну отпустили домой. Решили, что женщина живет одна в деревенском доме, поэтому никого не заразит. Семейную Анису заставили отработать смену.

Анна: «Когда мы покидали изолятор, охранники смотрели на нас с ухмылкой. Проводили нас до отделения. Я чувствовала себя заключенной. Мне позволили уйти домой. Аниса шепнула: «Тикай быстрее, пока не передумали». Я даже душ не успела принять. Меня довезли до дома. И тут же звонок из сельсовета: «Вы контактировали с ковидными больными, теперь 14 дней не должны покидать дом».

Аниса: «У меня трое детей, муж, поэтому старшая медсестра не хотела меня отпускать. Я заплакала, говорила, что, если не отпустят, я с собой что-нибудь сделаю. И плакала, плакала. Потом начальница сжалилась: «Пиши заявление, что будешь сидеть дома на самоизоляции. Но будь готова в любой момент, днем или ночью, выйти на смену, если поступит больной с температурой».  

Анна: «Три дня мы сидели дома в неизвестности. Никто нам не звонил, ни о чем не спрашивал. Мы даже не знали, на больничном мы или нет.

20 мая меня вызвали на работу. К тому времени завезли средства защиты, отделение разделили на грязную и чистую зоны. У нас лежали трое мужчин и бабушка с ужасными отеками и сахарным диабетом. 

Вдруг сработала пожарная тревога. Мы схватили больных, еле-еле спустили их. На улице поднялся холодный ветер, пациенты тряслись в одних пижамах. Бабушку я закутала в одеяло. Через пять минут выяснилось, что тревога оказалась ложной. После инцидента мне пришла СМС от начальства, мол зачем я выходила на двор с больными? Как я должна была поступить? Бросить пациентов? В тот день я отработала полную смену. Перед уходом я сдала анализы на COVID-19. С тех пор в больнице не появлялась».

«Таких, как вы, за забором 100 человек стоит»

История двух медсестер из Архангельского ЦБК получила широкую огласку. Мы спросили, что думают женщины после случившегося. Как живут.

Аниса: "Я 32 года работала в этой больнице, здесь столько главврачей поменялось, но с подобным отношением я никогда не сталкивалась. Коллеги в большинстве своем молчат, не жалуются, боятся потерять работу. Меня тихонечко благодарят, что набралась смелости, не стала молчать.

Если меня уволят, пусть увольняют. Что делать, раз так получилось. Хотя сама я не хочу уходить из профессии. У меня трое детей, младший в 5 классе. Муж – офицер в отставке. Я ведь не конфликтный человек, никогда ни с кем не ругалась. И вот надо было такому случиться. Сейчас нахожусь самоизоляции, хоть передохну от этой истории».

Анна: «Чувствую себя до сих пор плохо. Пережила сильнейший стресс, даже голос сел. Вчера вызвала «скорую», думала, ковид. Врачи успокоили, сказали, что от нервов подорвала здоровье. Прокапали меня, сейчас дома сама себя лечу.

Мы столько здоровья угрохали в этом провизорном госпитале. По жизни я оптимист, но ситуация здорово подкосила меня. Куча хронических болячек вылезла. Моральный стресс на всю жизнь получила. И когда я теперь восстановлюсь? Но не это самое страшное. С нами ведь по-человечески говорить не умеют. А мы живые люди. Я в медицине всю жизнь отработала, но с таким ужасом столкнулась впервые».

Аниса: «За все это время нам никто не позвонил и не извинился – ни главврач, ни начмед, ни старшая сестра».

Анна: «Вы спрашиваете, какое отношение к нам? Да никакое. Уйдет наше поколение медсестер и не знаю, кто останется терпеть унижения».

Аниса: «Медсестер и санитарок начальство за людей не считают. Коллеги заступаться не станут, боятся работу потерять. Если вернусь на работу, понимаю, что меня все равно выживут, постоянно будут какие-то недочеты искать, лишь бы уволить. У нас всегда так делается. Руководство нам так и говорит: «Незаменимых нет. Таких, как вы за забором 100 человек стоит».

Анна: «Мы ведь думали обо все поговорить со старшей медсестрой. Но с нами не идут на контакт. Обратились к нашему лечащему врачу. Он молодой парень, грамотный специалист. Вроде, ему намекнули – вступится за нас, его уволят»

Аниса: «Я получаю 20 тысяч рублей. Слышала, что медработникам положены дополнительные выплаты за работу с больными коронавирусом. Но нам об этом ничего не говорят. Последние квиточки об оплате получили, так мне начислили, меньше, чем я получала в своем психотерапевтическом отделении.  

Сейчас говорят, что больных из того отделения начнут снова госпитализировать в стационар с условием, что все они должны сдать анализ на ковид. Этот анализ у нас в регионе платный – 1500 рублей. Население бедное, никто не сможет заплатить. Значит и пациентов в больнице не будет».

Анна: «Мы не знаем, что нас ждем впереди. А мы ведь свое психотерапевтическое отделение, можно сказать, из руин поднимали. Какие-то вещи сами покупали, старую мебель чинили, цветы сажали. У нас лучшее отделение было, коллектив отличный, мы жили, как в раю. Сколько у нас благодарностей от пациентов. Нас с Анисой, скорее всего, уволят. Других медсестер наберут».

В Башкирии был праздник Ураза-байрам. В больнице и в Минздраве республики – выходной. Телефоны не отвечали.   

После скандала главврач в разговоре с местными журналистами обмолвилась, что размещение изолятора для контактных лиц в одном здании с моргом согласовано со всеми вышестоящими органами.

В пресс-службе Минздрава республики ранее прокомментировали ситуацию - изолятор соответствует предписанным нормам, имеет хорошие условия: душ, туалет, кровати, постельное белье.

По словам работников больницы, к ним приезжали с проверкой. Руководство успело заменить кровати, подключить горячую воду, поставить чайники. Теперь там палаты класса люкс.

На своей страничке в Инстаграме главврач Людмила Хатмуллина оставила пост: «В то время, когда весь мир объединился против общего врага – коронавируса, находятся такие личности, которые пытаются дестабилизировать ситуацию, парализуя работу медицинского учреждения.

Они распространяют лживую информацию, обрекая больницу заниматься отписками, ответами, объяснениями и оправданиями, отнимая время для улучшения оказания медпомощи».

После этих слов мне хочется предложить госпоже Хатмуллиной и тем, кто одобрил условия проживания в изоляторе, самим провести ночь по соседству с трупами. И поделиться впечатлениями в соцсетях.

P.S. У медсестер ЦРБ Архангельское тесты на COVID-19 оказались отрицательным.

Ирина Боброва

Заголовок в газете: Если covid — сразу в морг
Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28270 от 26 мая 2020

Источник: https://www.mk.ru/social/2020/05/25/medsesterrabyn-zaperli-na-izolyaciyu-v-morge-s-trupami.html

Уважаемые читатели! Если вы стали очевидцем интересного события, хотите сообщить нам важную новость или просто поделиться информацией – пишите нам на электронную почту Pelentsoff60@yandex.ru

просмотров: 750 || 09.07.2020
Всего комментариев: 0
avatar
Информация о сайте
01.07.2020 состоится голосование по поправкам в конституцию РФ. Какое вы приняли для себя решение?
Всего ответов: 112
Вы соблюдаете режим самоизоляции?
Всего ответов: 96

20 января 2020 года президент России Владимир Путин предложил внести поправки в Конституцию, которые вызвали неоднозначную реакцию у правозащитников, политиков и простых россиян. Учитывая, что в России имеются как сторонники инициативы Владимира Путина, так и противники поправок, крайне интересно выяснить общественное мнение на этот счет до наступления официального референдума.

Опрос по внесению поправок в Конституцию Российской Федерации
Всего ответов: 145
4 января 2020 года в пгт Первомайское
Всего ответов: 219
опрос по эффективности впласти пгт Первомайское
Всего ответов: 121

Опрос населения
с целью разработки Стратегического плана развития Первомайского района до 2030 года

Какими, по вашему мнению, преимуществами обладает Первомайский район?
Всего ответов: 177
Что, по вашему мнению, следует рассматривать в качестве приоритетов развития района?
Всего ответов: 188
Информация о сайте
01.07.2020 состоится голосование по поправкам в конституцию РФ. Какое вы приняли для себя решение?
Всего ответов: 112
Вы соблюдаете режим самоизоляции?
Всего ответов: 96

20 января 2020 года президент России Владимир Путин предложил внести поправки в Конституцию, которые вызвали неоднозначную реакцию у правозащитников, политиков и простых россиян. Учитывая, что в России имеются как сторонники инициативы Владимира Путина, так и противники поправок, крайне интересно выяснить общественное мнение на этот счет до наступления официального референдума.

Опрос по внесению поправок в Конституцию Российской Федерации
Всего ответов: 145
4 января 2020 года в пгт Первомайское
Всего ответов: 219
опрос по эффективности впласти пгт Первомайское
Всего ответов: 121

Опрос населения
с целью разработки Стратегического плана развития Первомайского района до 2030 года

Какими, по вашему мнению, преимуществами обладает Первомайский район?
Всего ответов: 177
Что, по вашему мнению, следует рассматривать в качестве приоритетов развития района?
Всего ответов: 188

Бесплатные объявления:

Материалов за текущий период нет.

Добавить объявление бесплатно