Первомайская правда

Мы не навязываем свое мнение,
мы хотим, чтобы о нем знали

Оздоровление бедных

Собираясь к источникам на склоны Эльбруса, я представляла себе типично крымскую картину: палаточный лагерь с жителями мегаполисов, предпочитающих дикий отдых отелям. Но на Джилы-Су все по-другому: сюда едут жители беднейших кавказских регионов. Другой отдых им недоступен. И это – серьезный урок Крыму, отказавшемуся от лечения в пользу турецкой модели отдыха.

По берегам глубокого каньона реки Малки раскидан аул из машин: дорогие внедорожники и видавшее виды отечественное ржавье. Номера отовсюду, но в основном Кавказ. Рядом — самодельные навесы и палатки. И туалеты: выкопанные в поле ямки, над которыми высятся самодельные кабинки из кусков брезента, полиэтилена и тентовой ткани.

По улицам временного летнего городка ходят люди. Женщины с платками на головах, в безвкусных кофтах со стразами, теплых шерстяных юбках и велюровых халатах. Мужчины в дешевых спортивных костюмах, широких штанах и жилетках из темного войлока. На ногах и у тех, и у других — калоши из копеечного пластика и кроссовки из кожзама. В руках — деревянные посохи для ходьбы.

Есть здесь и люди из других регионов России — практически со всех областей. Встречаются иностранцы. Но основная часть обитателей городка все же кавказцы.

Рядом играют дети. Мальчики в тех же спортивных костюмах и дешевых пуховиках, девочки — в цветастых платьях, ярких юбках и платках.  

У каждой палатки — импровизированная кухня: газовая горелка, сделанный из старой пластиковой канистры умывальник, большой таз для мытья посуды и выгребная яма. Здесь же хранят припасы: корзины овощей, мешки с крупами, клетки яиц. На солнышке рядом с пучками иван-чая сушится мясо. На кухне копошится хозяйка — темная лицом женщина, замотанная с ног до головы в черные одежды. Она добавляет в козью похлебку рис и овощи.

На привезенных из дома диванах восседают мужчины, иногда поодиночке, иногда — компаниями. Они пьют чай и неспешно разговаривают друг с другом. Их гортанная речь звучит угрожающе, а внешний вид неприветлив. Но стоит только подойти ближе и заговорить, тебе сразу улыбаются. А услышав, что ты из Крыма, приглашают к столу.

На Кавказе только и разговоров, что о Крыме.

О том, что изменилось на полуострове и как нам теперь живется, спрашивают все - и гаишники, и торговцы, и случайные знакомые. Вопрос один и тот же: «Вы довольны?»  Объясняем: все неоднозначно, мы дома, но экономически пока трудно, цены выросли, а зарплаты нет. Слушают, понимающе кивают. Те, кто постарше, говорят «лишь бы не война», намекая на Донбасс. Они хорошо помнят, как лихорадило Кавказ в середине девяностых-начале двухтысячных: любой конфликт, этнический или религиозный, грозил кровопролитием, что нередко и случалось. Молодые более категоричны. «Там, где Россия, везде нищета», - говорят они.

Крым манит, но пока отдых на полуострове для большинства — лишь мечта. Очень дорого.

Красавица Зарема, жена человека, пригласившего нас в свой «дом» - под навес у истасканной «таблетки», восхищенно говорит о Ялте.

«Я была там в прошлом году, - причмокивает она от восторга. - Ялта это сказка. Именно такая, как мне мама рассказывала. Я торговать ездила, много повидать не успела».

Спрашивает, сколько стоит земля где-нибудь поближе к морю. Отвечаем, Зарема лишь качает головой.

День отдыха на Джилы-Су обходится по крымским меркам очень дешево: 100 рублей с человека в сутки. Парковка еще 100-200 рублей. За эти деньги, объясняют завсегдатаи, в конце сезона здесь убирают и вывозят мусор, закапывают выгребные ямы.

Заплатив 100 рублей за «проживание», лечебные процедуры можешь принимать бесплатно.

Нарзаны пьют, в них купаются. Все источники имеют свою специфику. У купели - «желудочный», на другом стороне реки - «почечный», ниже по долине - «печеночный». Из темной пластиковой трубы течет «глазной» источник, водой из которого нужно промывать глаза и нос - якобы она повышает остроту зрения. По стене купели тонкой струйкой льется нарзан «от поджелудочной».

Кто и когда выяснил их назначение, неизвестно, но по городку из уст в уста гуляют не только истории о чудесных исцелениях, но и схемы лечения.

Сначала нужно пить нарзан «желудочный» - приятную на вкус, щиплющую за язык жидкость, которая в бутылке уже через полчаса окисляется и выпадает в осадок. Маленькими глотками, понемногу, нужно вливать в себя два-три литра в день. Лучше натощак. Эффект не заставляет себя долго ждать, поэтому начинать пить целебную воду принято у источника, а заканчивать — у полевого семейного туалета. Первый этап лечения называют «избавлением от шлаков».

Вереницы людей идут по дороге к нарзанным источникам

Затем переходят к нарзану «печеночному». Говорят, помогает. «У нас у одного мужчины был гепатит С и начался цирроз, - рассказывает Зарема. - Он приехал сюда, пил воду три недели. Сдал анализы и ему врач говори: «Что ты делал? У тебя печень как новая!»

Параллельно отдыхающие принимают нарзанные ванны. Процедуры расписаны по часам: есть женское время и мужское. Перед купаниями ванна наполняется, в нее нужно погружаться полностью, желательно голышом. Вода теплая — около 20 градусов. Стоя в ней, ощущаешь упругие толчки: из-под земли выходит углекислый газ.

В общие часы ванну спускают и все желающие — и мужчины, и женщины — принимают в ней газовые прогревания. Залезают внутрь по лесенкам и стоят в яме плотной стеной.

Говорят, чем ближе люди будут прижиматься друг к другу, тем сильнее эффект — лучше сохраняется тепло.

Происходящее у купели напоминает молебен. Стоящие внизу сосредоточены, не улыбаются и почти не переговариваются. Смотрят вверх без эмоций. Опускать голову и говорить нежелательно - наглотаешься углекислоты. Может закружиться голова или случиться обморок. Каждые пятнадцать минут люди меняются, подходящие пациенты скромно ожидают своей очереди у лестницы.

Не удержалась, тоже залезла в ванную. Сначала не поняла, зачем вообще все это нужно — никакого особого эффекта от неудобного стояния на мокрых осклизлых досках я не ощущала. Но потом появилось мягкое тепло, медленно разливающееся от стоп к животу.

Люди вокруг уже не казались мне исступленно зомбированными, улыбались, подмигивали мне, женщины мягко поддерживали под локоток.

Пятнадцатиминутное стояние сопровождалось звуками: низким утробным урчанием, как будто кто-то рядом слушает дабстеп. Это разговаривает вулкан — ежесекундно из-под земли вырываются клубы газа.

Выше по долине, на полянах у морены ледников Эльбруса, примерно в часе ходьбы от основных стоянок есть еще два источника - «белый» и «серебряный» нарзаны. Второй — временный, он появляется из-под земли лишь летом и только на один месяц. Местные говорят, что чудодейственность этой воды сравнима с крещенской. Нужно окунуться в эту воду три раза, чтобы приобрести иммунитет от простуды на целый год. Даже в жаркий день это равносильно подвигу: температура воды в источнике — около 4 градусов.

Природа Джилы-Су поражает своей девственностью. Единственное капитальное строение — замок на обрыве. В интернете пишут, что это дом президента Кабардино-Балкарии или просто отель. Подойти ближе и спросить я, признаться, не удосужилась.

Еще рядом с источниками есть несколько старых, обшарпанных зданий, где расположен кафе, магазин и администрация курорта.

«Здесь нельзя ничего строить, - объясняет Зарема. - Сам президент запретил. Дорогу сюда проложили по распоряжению Путина, а строить запретили. Тут даже ларек нельзя поставить, чтобы продуктами торговать.

Все же из дома все везут. Я хотела, но мне муж сказал: «Ты что, нельзя!»

Правда, в том же интернете пишут, что новая дорога — первый этап строительства большого курорта на нарзанах. В ближайшие годы здесь появится оздоровительный комплекс на 1500 мест.

О дороге на Джилы-Су нужно сказать отдельно. Она была построена в 2014 году. 80 км великолепного асфальта — по плоскогорью на высоте больше 2000 м, через два глубоких ущелья.

Спуск в одно из них поражает: трасса серпантином спускается с 2020 до 1400 м. Средний уклон 12%. Борта каньона находятся так близко, что фары едущего на противоположной стороне автомобилей ночью слепят глаза.

Сами ущелья впечатляют своей масштабностью и хаотичностью. Стены их то сходятся, то расходятся. Снизу шумит горная река, в русле каньона разбросаны величественные останцы — острые скалы, поросшие лесом, напоминающие китайские «висячие горы».

На затяжных спусках у машин горят колодки, вверх даже мощные 3,5-литровые внедорожники поднимаются максимум на второй передаче.

Часть пути проходит по просторному горному плато. Уходящая вдаль дорога с просматривающейся на горизонте исполинской вершиной Эльбруса — будто кадр из американского road-movie.  

Масштабы строительства поражают: дорожники буквально выгрызли трассу в скалах. Местами ехать страшно — куски породы нависают прямо над головой.

Местами асфальт уже просел.

Раньше, пока трассы не было, на нарзаны приходилось добираться по грунтовым дорогам, проходимость которых зависела от погоды и от сезона. Сейчас на Джилы-Су тоже ездят лишь в теплое время — с мая по сентябрь. Осенью здесь довольно рано выпадает снег, заносы сохраняются вплоть до конца апреля.

«Здесь было в несколько раз меньше людей, - продолжает Зарема. - Я была давно, 14 лет назад. Сейчас проще добираться, будем ездить чаще».

Будут ли эти люди приезжать на Джилы-Су, когда здесь построят курорт? Будет ли комфортный отдых им по карману? Сейчас они платят за проживание здесь всего 100 рублей.  Номер в гостинице обойдется в десятки раз дороже.

— Если приедут московские бизнесмены, перекроют дорогу и будут брать за проезд, скажем, 500 рублей, вы будете сюда ездить? — спрашиваем мы, помня о наших крымских реалиях, где Минэкологии предлагает брать по полтысячи с человека за стоянку у моря в палаточном лагере.

— Пусть попробуют, — отвечает муж Заремы. — Это Кавказ, здесь такое не проходит.

Этих людей лечит сама земля, которая их родила. Кроме источников они мало чему доверяют.

«По врачам нам ходить некогда, - сетует Зарема. - Да и не за чем. У нас, чтобы устроится на государственную работу, нужно много денег. Просто так никуда не берут. Поэтому в кабинетах сидят в основном дураки, у которых знакомые, родственники. А хороших врачей, которые опытные и хорошо учились в мединституте, никто на работу не берет».

«Поэтому мы лечиться не привыкли, - продолжает она. - Народ мы такой — карачаевцы. Много работаем, отдыхать нам некогда. Я за много лет в первый раз приехала, дети вытолкали, сказали, сами будут торговать».

Глядя на эти палатки, одежды, скромный быт, думаешь: а есть ли у этих людей деньги на лечение? Оказывается, они не так бедны, как кажется. Просто структура потребления на Кавказе другая.

Семья Заремы, как и многие в Черкесске, занимается семейным бизнесом. В каждом дворе столицы Карачаево-Черкесской республики, говорит она, стоят вязальные станки с ЧПУ. Стоимость каждого — 2,5 млн рублей. При этом муж Заремы до сих пор ездит на старой ржавой девятке, которую ему на свадьбу в начале 90-х подарили родители жены.

Женщины покупают на складах турецкую пряжу и вяжут: кофты, юбки, платья, шапки. Мужчины программируют эти станки. Продукцию продают либо в Москве, либо — летом — в курортных городах: Анапе, Геленджике, Сочи, Ялте. 

У Заремы четыре дочери. Две еще маленькие, а две уже замужем. Она дала им хорошее образование — девочки закончили юрфак — и мечтает устроить их на хорошую работу: в администрацию или суд. Но за это тоже нужно заплатить.

— Знаешь, у нас основные расходы — на свадьбы и похороны, - рассказывает Зарема. - Если человек умер или дочь замуж собралась, становится трудно.

— У вас четыре дочери — это горе в семье? - спрашиваю осторожно.

— Не горе, — улыбается женщина. — Но приданое нужно собрать. Всем родственникам со стороны жениха нужно купить хорошие костюмы и платья, роскошные халаты, покрывала, полотенца, посуду — все-все в дом. Это подарки. Жениху нужно обязательно подарить золотые часы с бриллиантами. Дочери в дом тоже надо все собрать — от одежды до постельного белья. Сам дом тоже нужно подарить. И машину зятю. Но я не собираюсь, пусть мои зятья сами зарабатывают.

— Сколько это стоит?

— Несколько миллионов. Самое скромное приданое в наше время — миллион.

Меня спрашивают, есть ли нарзаны в Крыму. Минеральная вода есть, отвечаю я, но она совсем другая на вкус и не выпадает в осадок. А еще есть целебное рапное озеро в Саках и грязи. Они тоже лечат многие болезни, но обмазываться ими самостоятельно не рекомендуются — неподготовленному человеку на солнце может стать плохо.

В основном на лечение приезжают в санатории по путевкам, объясняю я, но это довольно дорого. Те, кто хочет сэкономить, покупают курсовки: снимают жилье неподалеку и ходят в санаторий на процедуры. И все равно такой отдых кажется моим собеседникам баснословно дорогим, платить за процедуры 1,5-2 тысячи рублей в день они не готовы.

Пообщавшись с людьми на Джилы-Су, понимаешь, в какую пропасть загоняет себя Крым, пытаясь стать Турцией и ориентируясь на относительно обеспеченных и здоровых россиян, которых кроме комфортного полеживания на шезлонгах на берегу моря под аккомпонемент олл инклюзив, мало что интересует.

Крым издревле славился своими лечебными факторами: воздухом, морской водой, теми же грязями. Вместо того, чтобы по максимуму использовать этот потенциал, способный превратить проигрывающий более теплым странам Крым в круглогодичный курорт, мы городим все новые и новые отели.  Номера в них сдаются по конским ценам. А как по-другому? Вложенное нужно как-то отбивать.

Мы вырубаем реликтовые можжевельники, сосны и кипарисы, которые специально сажали здесь веками ради борьбы с легочными болезнями. Мы застраиваем и перегораживаем пляжи, отрезая «диким» отдыхающим доступ к морю.

Мы уродуем уникальную крымскую природу — то единственное, за чем к нам еще хотят ехать. И все это ради комфорта и сервиса. Ради мнимой конкуренции с пляжными курортами, которым мы, по мнению туристов, уступаем в комфорте и сервисе. И с которым нам все равно не по силам тягаться – просто из-за разной длительности пляжного сезона.

Но нужен ли нам комфорт и сервис на самом деле? Может лучше развивать сегмент действительно доступного отдыха — скромные палаточные городки и дешевые номера. Главное, чтобы это было действительно дешево и доступно. Ведь в условиях кризиса и снижения доходов в стране спрос на оздоровление бедных будет только расти.

Екатерина Резникова  


Источник: https://primechaniya.ru/home/news/sentyabr_2017/ozdorovlenie_bednyh/

Уважаемые читатели! Если вы стали очевидцем интересного события, хотите сообщить нам важную новость или просто поделиться информацией – пишите нам на электронную почту Pelentsoff60@yandex.ru

Уважаемые читатели! Если вы стали очевидцем интересного события, хотите сообщить нам важную новость или просто поделиться информацией – пишите нам на электронную почту Pelentsoff60@yandex.ru

просмотров: 192 || 21.09.2017
Всего комментариев: 0
avatar