Первомайская правда

Мы не навязываем свое мнение,
мы хотим, чтобы о нем знали

Рак в России стал национальным бедствием

Почему растет заболеваемость злокачественными новообразованиями
Люди известные и состоятельные уезжают лечиться от онкозаболеваний в Израиль и Германию. Большинство же больных россиян ждут своей очереди, чтобы лечь в обшарпанные диспансеры прошлого века. В это время отравляющие экологию предприятия выводят сэкономленные на здоровье граждан прибыли в офшоры.

24-летняя Дарья Старикова из мурманского города Апатиты в ходе прямой линии с Путиным рассказала, как врачи поставили ей неверный диагноз, что в результате привело к раку четвертой степени. После разговора с президентом девушку госпитализировали в московский Институт онкологии. Но способно ли такое «образцово-показательное» разрешение проблемы дать более глобальные сдвиги и действительно поменять тревожную ситуацию с онкозаболеваниями в России? Увы, хотелось бы ответить оптимистично, но поводов для этого нет: всех больных в Москву или за границу не увезешь. А никаких мер к тому, чтобы обеспечить качественное диагностирование и лечение рака на местах плюс побороть причины самого появления этой страшной болезни, государство как не предпринимало, так и не предпринимает.

Впору вообще бить тревогу: за десятилетие заболеваемость злокачественными новообразованиями (ЗНО) в стране выросла на 20,4%. В 2015 году на 100 тысяч населения диагностирован рак был у 403 человек. Отчасти эту негативную динамику можно объяснить старением населения, однако она наблюдается во всех возрастных группах, в том числе у детей.

В структуре смертности ЗНО занимают в России второе место после болезней системы кровообращения. И умирают от рака у нас чаще, чем в развитых странах. В 2012 году в России было зафиксировано 123 смерти на 100 тысяч населения, тогда как в США — 106, Франции — 108, а в Германии — 101. Причем случаев заболевания в нашей стране фиксируется даже меньше.

Очевидно, причина печальных данных — во многом в состоянии отечественного здравоохранения. Сколько случаев неправильного диагностирования привели к позднему выявлению рака и смерти людей, которых можно было спасти? На слуху сейчас Даша из Апатитов (дай ей Бог победить болезнь!), но сколько подобных историй осталось за кадром?

С чем сталкиваются онкобольные, да и вообще больные в России? С бесконечными препятствиями при попытке получить качественное и своевременное лечение. Много времени приходится проводить в очередях. Из-за чрезвычайной бюрократизации больные не могут вовремя получить обезболивающие — на слуху случаи самоубийства переносящих неимоверные страдания людей.

Огромной проблемой является нехватка специалистов, особенно в малых городах и сельской местности, увеличение нагрузки на врачей. Это в основном и приводит к неверной диагностике и поздней выявляемости онкологических заболеваний. Чтобы получить действительно профессиональную консультацию, приходится ехать в областной центр, а у кого есть деньги — те сразу едут в Москву. Не только лечение, но и само установление болезни становится затратным, а для кого-то просто невозможным мероприятием. Вот и «тянут» люди, не обращают внимания на симптомы: «само пройдет». У кого-то проходит, а у кого-то, увы, и нет... И вновь мы сталкиваемся с пресловутой оптимизацией медицины, лишившей жителей многих регионов доступа к нормальному лечению.

В ассоциации онкологов подсчитали, что для обеспечения лечения всех раковых больных в России необходимо 435 миллиардов рублей в год. Реально же государство расходует на эти цели в шесть раз меньше — около 70 млрд! В 2015 году из-за нехватки средств была свернута Национальная онкологическая программа — аналог западной программы «Европа против рака», которая помогла снизить заболеваемость в Евросоюзе на 15% за 10 лет.

На борьбу с раком денег в бюджете не находится, зато их хватает на закупку новейших лимузинов представительского класса для перевозки первых лиц государства. Государства, которое не может гарантировать своим гражданам охрану их здоровья. Государства, в котором элита лечится (да и живет) за границей, уходя от налогов, а бедное население лишено адекватной социальной помощи.

Но проблема, как показывают последние исследования, заключается не только в деградации системы здравоохранения. Врачи борются (или не борются) уже со следствием, однако у роста заболеваемости раком есть и свои причины. И для того, чтобы их минимизировать, также нужно вмешательство государства, нужны быстрые и эффективные реформы.

Одна из проблем, порождающих рост онкозаболеваний, кроется в государственной экологической политике. Не секрет, что «плохая экология», то есть негативные для нашего здоровья факторы окружающей среды, является одной из причин возникновения злокачественных новообразований. Речь идет в том числе о химических загрязнителях воздуха, воды, почвы, пищи. При этом в качестве одного из главных факторов, провоцирующих ЗНО, глава Международного агентства по изучению рака Курт Стрейф назвал загрязненный воздух.

Загрязненность воздуха в России выше, чем в развитых странах Европы. По оценкам исследователей, около 11 млн россиян дышат воздухом, в котором содержание вредных веществ превышает предельно допустимую концентрацию в 5 раз. Всего, как свидетельствуют данные Росстата, в России в 2016 году в атмосферу было выброшено более 31 миллиона тонн загрязняющих веществ.

Больше всего выбросов (33% от стационарных источников) на совести обрабатывающих производств, в первую очередь металлургических. Например, предприятия алюминиевой промышленности являются опасным источником канцерогенов — в особенности потому, что на них по-прежнему применяются устаревшие технологии.

Так, неблагополучный с точки зрения как экологии, так и ситуации с онкозаболеваниями регион — Красноярский край. Здесь показатель злокачественных новообразований на 100 тыс. населения составляет 431,6 при среднероссийском уровне 402,57. Основным проблемным местом Красноярского края является Норильск, где выбросы вредных веществ на промышленных предприятиях в десятки раз превышают соответствующие показатели в других городах региона. Например, осенью прошлого года протекающая через Норильск река Далдыкан окрасилась в видимый темно-красный цвет предположительно из-за утечки на одном из заводов горно-металлургической компании «Норильский никель». По утверждению местных жителей, это происходит ежегодно.

В Карелии озабоченность специалистов вызывает Надвоицкий алюминиевый завод. Концентрация фторосодержащих веществ привела к настоящей эпидемии заболеваний флюорозом зубов у жителей Надвоиц. По данным на 2006 год, число больных в Надвоицах составляло 87% от всего взрослого населения в возрасте от 26 до 41 года.

Около трети всех выбросов в атмосферу в Челябинской области производит Магнитогорский металлургический комбинат. Он портит не только воздух, но и воду. К основным загрязняющим веществам относятся железо, кальций, сульфаты, хлориды, взвешенные вещества, нефтепродукты, никель, нитраты, марганец, нитриты, медь, азот аммонийный, цинк, цианиды, хром, фенол, фтор и фосфаты. Как результат — показатель заболеваемости ЗНО в регионе за 2015 год (463 на 100 тыс. населения) ощутимо превышает этот показатель в целом по стране.

Крайне тревожная онкологическая ситуация сложилась и в Оренбургской области. За период 2003–2014 гг. показатель заболеваемости раком вырос на 33%! Более 90% всего загрязнения поступает от 6 наиболее крупных предприятий области, в числе которых находится и находящееся в Новотроицке ОАО «Уральская сталь».

Ну а в Нижегородской области продолжает греметь на весь мир Дзержинск, считающийся одним из самых загрязненных городов планеты. В государственном докладе о состоянии и охране окружающей среды в регионе отмечается, что одно из крупнейших дзержинских предприятий — ОАО «Сибур-Нефтехим» — выбросило в атмосферу около 560 тонн окиси этилена и гликолей.

Почему так происходит? Почему экологическая ситуация и здоровье граждан в России ухудшаются, а отечественные промышленники продолжают наносить окружающей среде колоссальный вред, и ничего не делается для того, чтобы эту проблему решить? На мой взгляд, сама экологическая политика не стимулирует предприятия к замене вредных технологий новыми. По сути, в России предприятия-загрязнители покупают по сходной цене себе индульгенцию на право наносить ущерб природе. В соответствии с законом они платят за «негативное воздействие на окружающую среду». Только вот идут эти деньги даже не на охрану природы или здоровья людей: из-за постоянной нехватки средств на первоочередные расходы регионы и муниципалитеты используют их для латания бюджетных дыр.

Между тем опыт ряда зарубежных стран свидетельствует об эффективности иных методов. Это комплексное применение льготного кредитования в случае использования предприятиями современного оборудования, экологические налоги, специальные государственные программы. При этом российские крупные предприятия располагают ресурсами, чтобы брать на себя больше социальной ответственности и увеличивать плату за воздействие на окружающую среду. Пока же они лишь эксплуатируют природные ресурсы и стремятся вывести средства из страны за счет ухода в офшоры.

Существующая система экологического регулирования де-факто не стимулирует внедрение современных экологически безопасных технологий. В России применяется нормативный подход при оценке экономического ущерба от негативного воздействия на окружающую среду: берутся объемы вредных веществ по отношению к нормативам (ПДК, ПДС) с учетом поправочных коэффициентов. Между тем есть другой метод, который учитывает собственно состояние окружающей среды. К примеру, сравниваются загрязненный и условно чистый районы или рассчитывается стоимость восстановления поврежденных природных ресурсов до исходного состояния.

Надо заметить, что система нормативов, как более абстрактная и позволяющая заметно снизить экологические отчисления предприятий, была специально пролоббирована крупными промышленниками, не желавшими уменьшать свои сверхприбыли. А государство встало на защиту их интересов, а не интересов своих граждан.

Очевидно, что система сбора условных «экологических» налогов в России нуждается в усовершенствовании, а собранные средства должны тратиться прежде всего на поддержку населения, живущего на загрязненных территориях. Пока же крупный бизнес извлекает сверхприбыли, не заботясь об экологической модернизации вредного производства, все россияне находятся под угрозой онкозаболеваний — вне зависимости от пола, возраста и социального положения. Кроме тех, конечно, которые проводят почти все свое время за пределами государства, позволяющего им хищнически растрачивать общенародные ресурсы.

Необходим постоянный мониторинг промышленного загрязнения и его воздействия на здоровье населения. Крупные промышленные предприятия должны быть вовлечены в программы по борьбе с онкологией. Они должны отдавать часть своей прибыли на восстановление природы и развитие медицины на территориях, где ведут хозяйственную деятельность.

Итак, у проблемы с онкологией в России есть две причины: состояние здравоохранения и ухудшение экологической обстановки. И обе они становятся все острее и острее. Слабое госрегулирование в сфере охраны окружающей среды приводит к росту числа больных, а «оптимизация» системы медицины оставляет им мало шансов выжить.
Источник: http://www.mk.ru/social/2017/07/25/rak-v-rossii-stal-nacionalnym-bedstviem.html

Уважаемые читатели! Если вы стали очевидцем интересного события, хотите сообщить нам важную новость или просто поделиться информацией – пишите нам на электронную почту Pelentsoff60@yandex.ru

Уважаемые читатели! Если вы стали очевидцем интересного события, хотите сообщить нам важную новость или просто поделиться информацией – пишите нам на электронную почту Pelentsoff60@yandex.ru

просмотров: 370 || 12.12.2017
Всего комментариев: 0
avatar